Подготовка. Подписываю документы – паспортные данные телефон, отказ от ответственности, претензий. Все как везде. Меня передают в лапы инструктору, к которому я буду пристегнут. От комбинезона я отказываюсь – буду прыгать в шортах и майке. Одевают в “клиентскую” часть тандема, объясняют что я буду крепиться к инструктору 4мя карабинами, каждый выдерживает по 2 тонны, поэтому боятся мне нечего. Вешают в тренажер. Объясняют, как после раскрытия “сесть” в стропах, как держаться во время посадаки. Как держаться во время полета. На мне стропы затягивают до крайней туготы – идем в самолет. Психологически страха нет, чувствую дрожание рук от адреналина. Интересно, будет ли страшно на высоте.

Садимся в самолет, я пролезаю ближе всех к пилотам, за мной инструктор – рядом соучастниг. У соучастнига день рождения. На 2 тысячах пилоты приветствуют парашютистов на борту и поздравляют соучастнига с днем рождения. Соучастниг полетит за нами с целью приорать над моими эмоциями и пульвиризирующим калом. Страха еще нет, однако ощущается потребность в туалет как по маленькому, так и по большому. Но старха нет :). Меедленно ползем на 4 тысячи, я смотрю в иллюминатор, на парашютистов. Замля маленькая, парашютисты большые – скучают. У каждого на запястье высотомер, они на него периодически смотрят. Мне интересно, как моя психика отреагирует на выброс. Вцеплюсь ли я всеми четырьмя в борта. или смиренно прыгну. Не обостраться бы в полете. И не обоссаться бы. Приближается нужная высота, меня пристегивают сверхпрочными карабинами, затягивают до диффузного слияния с инструктором, сажают на место. Уже скоро. Я смирен и с любопытством жду.

Отекрывается дверь (люк? шлюз?) – туда подрывается все население самолета и бодро прыгает в дырочку. Мы выходим последние. Перед отделением от самолета, я должен повиснуть на инструкторе, то есть поджать ноги, упершись пятками ему в жеппу, скрестить руки на груди (но не хвататься за стропы!), откинуть голову влево назад. Мы подходим к краю самолета, Я принимаю нужную позу. В ней не видно того, что под ногами. Вишу на инстукторе – перед глазами горизонт, высота, небо. Даю себе команду держать себя в руках. Набираю полную грудь, чтобы крикнуть “ИИИХААА” после отделения.

ВНЕЗАПНО, горизонт уходит вверх, и скрывается с поля зрения, гравитация пропадает, горизонт появляются снова, но уже снизу, уходит обратно вниз. Сенсорика шлет тонны алармов и ворнингов. Мозг захлебывается и игнорирует их все. Мозг вахуе. Прыгнули! Выровнялись! Стремительно несемся вниз. Рот у меня открыт, щеки хлопают от ветра. В груди “иииха”, которое я забыл выкрикнуть. Вспоминаю, что надо дышать, но не понимаю, как. С усилием захлопываю рот, вдыхаю через нос. Откуда-то сверху показывается соучастниг, сравнивается с нами по высоте. Машет одной ладошкой. Взляд серьезный, сосредоточенный. Как будто срет. Я пытаюсь что-то показать пальцами – не получается. Смотрю ему в глаза. Он в мои. он отлетает, мы раскрываемся.

Раскрытие – самый жуткий момент во всем прыжке. Неожиданно появляется гравитация. Неожиданно горизонт сверху возвращается на уровень глаз. Перегрузка. Внезапно понимаешь, что сидишь на двух веревочках на высоте километра. Земли под ногами нет – она внизу и, сука, далеко. Надо “садиться” в стропы, а для этого свой вес надо переместить на одну стропу, тем временем, сдвинув вторую стропу с ягодицы к колену. Это страшно. От падения тебя держат именно стропы, а тебе предлагается в них ерзать. Инструктор изображает ГИС, тычет пальцами в разные стороны, произносит названия. Мне похуй. На высоте оглушительно тихо. Я ощутил свое положение в пространстве, ощутил пульс 180+, ощутил что такой частоты мало для прокачки накопившегося адреналина. Понимаю, что условия с жизнью не совместимы – умру. Смиряюсь. Сердечные ощущения ощущаются именно сердечной мышцой. Адреналин в груди. Говорю инструктору первые слова: “У меня адреналиновый шок”. Он ржет.

Инструктор спрашивает – куда будем садиться. Я нахожу аэродром и указываю на него пальцем. Мне предлагается вдеть руки в органы управления парашютом. Амплитуда дрожания рук мешает, я помогаю себе второй рукой. Инструктор командует потянуть левую стропу до упора. Нас, закручивая, разворачивает влево. Раскрутка идет вокруг центра тяжести, расположенного где-то в центре между парашютом и парашютистом. При раскрутке появляется перегрузка и горизонтальная гравитация, вертикальная исчезает. Край крыла парашюта опускается ниже самого парашютиста, что тоже пугает. После поворота на 360 стропу надо отпустить, силы тяготения приходят в норму. Кажется, что за разворот теряется много высоты за счет сваливания. Потом несколько раз делаем “маятник”. Тянем одну стропу до разворота на 90 градусов, потом вторую стропу. Мотает, но не так страшно, как разворот. Инструктор командует делать 360 вправо. Мозг ссыт, тело отказывается. Железные яйца тянут сропу вниз :).

Внезапно земля из спутникового фото, так хорошо знакомого из броузера, начинает приобретать третье измерение. Пропадает ощущение, что аэропорт можно затопить плевком, а пальцем раздавить сразу четыре грузовика. Все быстро увеличивается. Инструктор берет управление, волшебным образом сажает нас на попу. Посадка очень мягкая – как сесть за стул. Меня отстегивают, бьют традиционный пинок под зад, вручают сертификат, фото на память. Иду к друзякам – не знаю, что говорить.
После мозг начинает анализировать произошедшее. Сообщения от сенсорики рассматриваются одно за другим. Первым делом рассматриваются несколько выводов о грядущей смерти. Отметаются. Эйфория. Потом каждая секунда полета вспоминается по много раз. Я пишу этот текст спустя примерно 40 часов после прыжка и анализ идет до сих пор. Вспоминается небо, земля, горизонт, мои ощущения. Местами от воспоминаний учащается пульс, местами сердце обливается адреналином. Радость от чудестного спасения от нескольких смертей заставляет мироточить. Стойте, это не может быть поллюцией!

Свободный полет длится около 60 секунд, примерно столько же длится полет “под крылом”. За 2 минуты успеваешь испытать больше, чем за год жизни. Впоследствии я прияно удивился от того, что сумел сохранить самообладание на протяжении всего прыжка. Ни паники, ни криков. Познал себя, тыксызыть. Узнал новое. Я могу больше, чем ожидаю от себя. Мир, захват уже скоро!