Вселенная заставила меня познать еще одну очевидную штуку – ничто не может изменить другого человека. Наверное, это так же очевидно, как и то, что никого ни в чем нельзя убедить. Только с другого бока.

У всех зрелых людей, есть набор качеств, или поведенческих паттернов. Главное слово – зрелых людей, то есть людей, у которых уже сформировался прочный фундамент характера, поведенческих паттернов и ценностей, обросших уже солидным опытом. Я спрашивал себя, в каком возрасте этот момент наступает. Я ответил, что у всех по-разному, том более, что в нашем определении нет завершенности процесса формирования, есть некая стадия формирования личности, при которой внедрение в сознание чужих мыслей становится невозможным, из-за конфликтов с уже существующим мировоззрением личности. Мысли, даже воспринимаемые как правильные самой личностью, не находят своего места в ветвистом дереве сформировавшего сознания личности, потому что конфликтуют с ним. Наше самосознание бесконфликтно, и внедрение ново-противоречащего требует переосмысливания всего опыта, накопленного с момента удаления противоречия. Наш мозг (сознание?) так делать не умеет. Мы умеем только накапливать. Добавить что-то фундаментально новое мы не можем. Или можем, но только поверх старого опыта, если новый опыт вызывает сильное эмоциональное сотрясение, достаточно веское, чтобы расценивать предыдущий опыт, как ошибку.

Так получилось, что не все черты поведения людей нам нравятся. Некоторые отрицательные качества могут не устраивать, что рождает желание их менять. Можно человеку рассказать, что его, к примеру, лживость – лишняя, и от нее стоит избавиться. Человеку, конечно же, насрать, потому что уже Н лет ей пользуется, и не только он, и у всех все хорошо. В лучшем случае, твое предложение отвергнут молча. В реальной жизни – от тебя отоврутся. И все останется. Можно, попробовать влиять на человека скрытно, можно давить открыто. Можно угрожать лишением чего-то, можно сулить что-нибудь в награду. Эта тактика еще хуже, потому что испытуемому на кон ставится что-то, что он может потерять. В случае с наказанием – отъем чего-то, или приобретение неприятностей, в случае с наградой – будущую награду. Страх потери заставит несчастного изворачиваться еще сильнее, чтобы продемонстрировать свои перемены сраному диктатору. В итоге, диктатор проиграет в любом случае. В случае, если несчастный успешно продемонстрирует свою перемену, диктатор получит прочную башню лжи к храму знаний о несчастном. В случае, если перемена не продемонстрирована, диктатор разочаровывается в несчастном. Несчастный проигрывает в любом случае, как только возникла идея что-то менять.

Вышесказанное проливает свет на другую поговорку: “Человека следует воспринимать таким, какой он есть“. С первого взгляда – тавтология. А если учесть рассуждения выше, значение поговорки не в восприятии, а в бессмысленности попыток изменить человека под то, что отличается от него, особенно под то, каким ты его хочешь видеть. Поэтому, приходится воспринимать.

Постигая очевидности, Тиамат