Бухая обезьяна на льдине. Повесть.

Эпохальное прочтение "детства, отрочества, юности" неблагоприятно сказалось на душевном здоровье слесаря Абрамовича. Вообще, душевное состояние слесаря Абрамочивича требует отдельного упоминания, но упоминаться не будет. И вот однажды слесарь абрамович починил очередной унитаз, покурил сигарету, и в его мысль пришла голова, которая сказала: "госсподи, пиздато то как". А может и наоборот. Однако слесарь, он же бывший прапор из сверхрассекреченной части под Мурманском, так и не заметил мысли в голове, и пошел домой. Проходя мимо книжного лотка он заитерисовался аннотацией к книге Пелевина "Поколение П", но читать аннотацию не стал. Он вообще читал только ценники, ито когда не воровал. Абрамович пришел домой, скинул спецовку, пошел в душ, забыл зачем туда пришел, развел руками, пошел на кухню, выпил водки, довольно крякнул. Подумал о хорошем. Понравилось. Позавчера по телевизору показывали какую-то передачу, так там тетьку показали - вылитая Зина из Мурманска. Перед глазами предстала тучная Зина из Мурманска, завернутая в чудовищных размеров тулуп и три платка, венцом которых служили шапка-ушанка. Так же вспомнился вялый послеводочный секс и, опять же, тучные складки Зины. Сиськи Зины не требуют упоминания - во избежание упоминания. А в какой же передачи это было? Где-то между Лужковым и Путиным. А Путин, сука, так зарплаты и не повысил нам, слесарям. И ен повысит, видимо. А цены растут. Особенно на водку. А он сидит себе в Кремле, кормится за государственный счет, и даже не думает о тех, кто страну жить поддерживает. Вот не было бы слесарей, кто бы унитацы людям чинил? Да тому же Путину? Кто? Лужков? Не, тот кепку запачкает. А кто? Мы, мы, мы. Наше слесарское племя. Да если бы не мы, вся бы страна в говне бы утонула. Да мы же самая значимая профессия на Земле, мы поддержививаем эту, как ее.. Эээ, санитАрию. Если бы не мы, грязь, эпидемии, бактерии - не было бы ни стран ни народов. Ничего бы не было, если бы не мы...

На этой безусловно историчкой справедливой мысли закончилась бутылка и он уснул напротив включенного телевизора. И отчего-то ему снился Путин, который звонит лично ему, Абрамовичу и извиниящимся голосом просит починить ему унитаз. И то, как он приезжает в Кремль, как пробывает засор, и Путин в каком-то официаьлном зале вручает ему орден героя россии за спасение президента от эпидемий. А где-то в окне текла Москва-Река, по которой плыла льдина, на которой сидела обезьяна в матроске и с бутылкой водки.

Абрамович проснулся, когда обезьяна отхлебнула из бутылки, соскальзнула со льдины, упала в воду, подплыла обратно к льдине, пристально    посмотрела ан Абрамовича и сказала голосом Левитана: "Московское время - семь часов ноль ноль минут. Русское радио начинает свое вещание". Наступал новый день, полный побед и свершений.